Реклама Google

Автоаварии

Уголовно-правовой аспект этого явления представляет собой лишь один из элементов системы предотвращения гибели людей и наказания виновных. С ним неразрывно связаны сложные проблемы безопасности движения, главными из которых являются проблемы организации движения и подготовки водителей.

В этой статье адвокат Эдуард Фельберг даст краткий обзор юридической и инженерной стороны дела.
Авто аварии со смертельным исходом в течение последних нескольких лет стали настоящим бичом государства Израиль.

За последние 2 дня в авто авариях на дорогах Израиля погибли 9 человек. Всего с начала года погибли в авто авариях 539 человек.

Одно из страшных последних происшествий – столкновение легковой коммерческой автомашины со стоящим на обочине грузовиком произошло 17 декабря.

В легковой автомашине находилась семья из деревни Това Зангария, Нижняя Галилея – двое родителей (Самира Гаев, 40 лет и Иосеф Гаев, 42 лет) и пятеро их малолетних детей, все девочки. Родители погибли на месте, девочки с различной степени тяжести ранениями доставлены в больницу. Младшая девочка, в возрасте 1 год и пять месяцев, находилась в критическом состоянии. Выживет ли она – неизвестно.

Механизм происшествия, по моему предположению, следующий: Дорога номер 65 с крутым уклоном и разделительной полосой, разрешающей обгон снизу с выездом на встречную полосу, ограничена с двух сторон: справа по ходу движения автомобиля, попавшего в аварию – отвесная скала, слева – обрыв. В условиях полной видимости, двигаясь с большой скоростью под уклон, водитель не сумел предотвратить наезд на стоящий на обочине автомобиль. Вся передняя часть его машины смята ударом очень большой силы, повреждения распространяются до задней части.

Допустимо предположение, что встречная не установленная машина, нарушив правила обгона, прижала его к правой обочине, вынудила неожиданное маневрирование и погибший водитель не смог своевременно затормозить. Не исключу также и неисправность тормозной системы. В любом случае, он двигался со скоростью, не обеспечивающей безопасность движения.

Правовые нормы, регулирующие происшествия такого рода изложены в ряде законодательных актов, главным из которых является Закон о наказаниях (Хок а-оншин).

Закон не содержит специальной нормы, предусматривающей ответственность и наказание за причинение смертельных повреждений людям в транспортных авариях. Виновные водители несут ответственность либо по статье 304 о причинении смерти по неосторожности (гримат мавет бе-рашланут), либо по статье 298 об умышленном убийстве (арига). Наказание за неосторожное причинение смерти – 3 года лишения свободы и, по моему мнению, это явно недостаточно для такого рода тяжких последствий. Должно быть доказано, что водитель не предвидел наступления тяжких последствий, хотя мог и должен был их предвидеть.

С другой стороны, альтернативой является уголовная ответственность за умышленное убийство, где санкция – 20 лет лишения свободы, однако для привлечения к ответственности по этой статье, обвинение должно доказать так называемый «косвенный умысел», а именно, что водитель причинивший потерпевшему смертельные повреждения, хотя и не желал его смерти, но относился к возможным последствиям пренебрежительно или легкомысленно рассчитывал на их предотвращение.

Характерным примером такого рода может служить привлечение к ответственности водителя, совершившего наезд на двух велосипедистов. Оба потерпевших погибли на месте. В Тель-Авивский окружной суд 18. 11. 01 направлено дело по обвинению Авива Зальцмана 18 лет из Ришон-ле-Циона, обвиняемого в умышленном убийстве при следующих обстоятельствах:
17 сентября, Зальцман, находясь в состоянии наркотического опьянения, вызванного применением гашиша, а также не выспавшись после ночи, проведенной в развлечениях, управлял автомобилем, и в 9 часов 45 минут на шоссе номер 2, в условиях ясной погоды и полной видимости, двигался со скоростью 105 км/час. Во время движения заснул, съехал на обочину и совершил наезд на велосипедистов.

При рассмотрении таких дел часто возникают вопросы, требующие для своего разрешения специальных познаний: восстановление картины происшествия по следам на дорожном покрытии и на транспортных средствах, где необходимы знания в области трассологии, расчет параметров движения транспортных средств (расстояний и скоростей) и сопоставление их с техническими возможностями этих автомобилей и временем реакции водителей, для чего требуются инженерные знания, оценка характера и тяжести телесных повреждений потерпевших, для чего требуются знания в области судебной медицины. К участию в деле привлекаются соответствующие специалисты, которые дают заключения (хават даат) и свидетельские показания по вопросам своей компетенции. Это обязывает адвоката, осуществляющего защиту по такому делу, в достаточной мере разбираться во всех этих проблемах, и, при необходимости, быть достойным оппонентом этим специалистам, когда для защиты клиента необходимо опровергнуть их оценки и расчеты.

Автору этой статьи довелось защищать водителя, привлеченного к ответственности за нарушение правил движения, повлекшее телесные повреждения трех человек и гибель одного человека при следующих обстоятельствах:
Водитель, управлявший легковым автомобилем, в котором находились четверо пассажиров, двигался по дороге, достаточной для движения по трем полосам. Дорога, характерная для междугородних израильских трасс, с перепадами и крутыми поворотами, ограничивающими видимость. В таких условиях, обгон встречного транспорта другим автомобилем зачастую является достаточно неожиданным и представляет значительную опасность, которая многократно возрастает от неумелых действий водителей, что также характерно для Израиля.

Водитель, защиту которого осуществлял автор, видел двигавшийся ему навстречу крупногабаритный грузовой автомобиль и не подозревал, что за ним двигается легковая машина, водитель которой также не видел ничего, кроме задней части впереди идущего грузовика.

Это ему, по-видимому, наскучило и он решил его обогнать. Мой клиент неожиданно для себя увидел выскочивший ему навстречу из-за грузовика автомобиль на расстоянии около 80 метров. Понимая, что им не разъехаться, он, пропуская нарушителя правил, резко свернул на правую от себя обочину, однако, встречный водитель, растерявшись, принял влево от себя и, направившись на ту же обочину, вновь угрожал лобовым столкновением. Мой клиент резко свернул влево и проскочив между грузовиком и встречной машиной, выехал на встречную полосу. В таких условиях он не удержался на дороге, его вынесло на левую от него обочину и далее, на ее склон, где от неоднократного опрокидывания, один из пассажиров получил смертельные повреждения, остальные от легких до средней тяжести. Получил повреждения и водитель.

Водитель встречной машины, нарушивший правила обгона, скрылся с места происшествия и найти его не удалось. Водитель грузовика, который мог и не видеть произошедшего, так как все происходило за его спиной, также не был установлен.

Ввиду отсутствия свидетелей, картина происшествия, описанная выше, устанавливалась в основном по следам на дорожном покрытии, которые дали возможность, с учетом показаний водителя и оставшихся в живых пассажиров, в достаточной степени прояснить ситуацию. Использовались познания в области трассологии и расчета физических параметров движения: зависимость скоростей и расстояний. Однако, после этого, появилась необходимость опровергнуть обвинительную версию о необоснованности маневрирования моего клиента, не вызывавшейся обстоятельствами дела. Обвинение задало резонный вопрос: стоило ли совершать резкие движения, когда по правилам, вы должны снизить скорость и остановиться?

Сопоставлением данных о времени развития аварийной ситуации и данных судебной психологии о времени реакции водителя удалось доказать, что в этой конкретной обстановке водитель не имел возможности в достаточной степени обоснованно выбрать наиболее безопасный вариант действий. После длительного процесса в полиции и в суде дело было прекращено.

Следует отметить, что даже при наличии свидетелей, они чаще всего дают противоречивую и неточную информацию, что вызывается неожиданным и быстрым развитием событий. Субъективные оценки скорости – «водитель мчался как сумасшедший», достаточно распространенное мнение свидетелей, в особенности свидетельниц, при столкновениях и наездах.

Общая безотрадная картина безопасности движения в Израиле, скорее отсутствия такой безопасности, все же не безнадежна. В последнее время законодательная власть все более начинает понимать, что безопасность движения в первую очередь обеспечивается не наказанием и воспитанием водителей, а такой организацией движения, при которой даже весьма легкомысленный и неумелый водитель не может проявить свою опасность для других участников движения.

Такой подход в организации действий в системе «человек и машина» известен давно и получил название «защита от дурака». За неимением места и времени не буду останавливаться на объяснении этого подхода, отмечу лишь, что инвестиции в улучшение организации дорожного движения в Тель-Авиве, выразившиеся в достаточно простых мероприятиях – установке дополнительных светофоров и строительстве кольцевых развязок на перекрестках, позволили снизить аварийность на некоторых перекрестках минимум в 2 и максимум в 13 раз. (Данные Ям Иегошуа, Гаарец 18/12/01).

Доктор Моше Беккер, специалист по проблемам транспорта и безопасности движения Хайфского Техниона, отмечает: «Сегодня от 80 до 90% транспортных аварий относят за счет человеческого фактора, что совершенно несостоятельно. Значительная часть аварий может быть предотвращена путем инвестиций в улучшение качества сети дорожных коммуникаций и улучшение организации движения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики

Полезное